Французский для детей

Сказка про множественное число

Во Французском царстве, грамматическом государстве, жил-был злой герцог Орфограф. Ему очень не нравились слова во множественном числе, он хотел, чтобы все ходили по-одному и никак не выделялись. Чтобы спрятаться от злого герцога, слова договорились, что во множественном числе будут носить с собой молчаливое S, знак того что их много. То есть, букву S надо писать, но нельзя произносить. А для того чтобы ещё больше запутать герцога Орфографа, слова из семьи на EAU решили брать X вместо S.

Прошли годы, злого герцога сменил Благоразумный Орфограф. Но слова уже привыкли во множественном числе писать S, a для слов на EAU – Х. И решили ничего не менять.

Теперь серьёзно.

В Средние века (период старофранцузского языка) показателем единственного числа была буква S, а для множественного – нулевое окончание. С течением времени это правило «перевернулось» и стало наоборот: сегодня во множественном числе пишут S или Х, а в единственном ничего. Тем не менее, отголосок старой орфографии мы находим в именах собственных, которые сохранили своё архаичное написание: например, города Arles (Арль), Nîmes (Ним), Orléans (Орлеан) или имена Charles (Шарль), Jules (Жюль), Jacques (Жак).

Сказка о конечном «е»